На 4-м этапе Кубка мира сборная России опять осталась без медалей. В 26 гонках сезона наши добыли лишь одну бронзовую награду.

V4x3 l 1515416259196

Напомню, что эту единственную медаль Антон Шипулин завоевал во Франции 16 декабря, перед самым началом рождественских каникул. Тогда показалось, что сборная вот-вот очнется от стартового оцепенения и в январе, непосредственно перед Олимпиадой в Пхенчхане, предстанет перед нами совсем другой – посвежевшей и конкурентоспособной.

Оберхоф, увы, разрушил эти иллюзии. Когда что-то кажется, лучше на всякий случай перекреститься…

ПРОИГРЫВАТЬ МОЖНО ПО-РАЗНОМУ

Начался этап с уже привычного двойного провала в спринте, где максимальным для россиян результатом стало 15-е место Екатерины Юрловой. Которая в гонке преследования поднялась лишь на три позиции – и на той же, 12-й строчке итогового протокола расположился Шипулин, стартовавший 28-м. Наконец, в воскресных эстафетах оба наших квартета финишировали четвертыми. Причем у женщин были очень хорошие шансы на пьедестал, но неожиданно подвела лидер Юрлова: на заключительной стрельбе не смогла поразить двумя патронами одну последнюю мишень и схлопотала штрафной круг.

Оберхофская погода, как обычно, вела себя очень капризно, за четыре дня предложив биатлонистам все возможные варианты: от вполне нормальных до непредсказуемо-порывистого ветра, проливного дождя и глухого тумана. Последний накрыл мужскую эстафету, где ни одна из команд не обошлась без штрафных кругов, а у некоторых их количество было двузначным. Например, у белорусов всего за два этапа (потом их обогнали на круг, что означает досрочное снятие с гонки) набралось аж 12 штрафных, а немецкий бедолага Йоханнес Кюн в одиночку заработал 9 из 10 возможных. То есть, из 16 его выстрелов точным оказался всего один.

Это, так сказать, голые факты. Которые не отражают общего впечатления от нашей сборной, а оно таково: полная безнадега. С изрядной добавкой либо злости, либо (это уж у кого какой темперамент) стыда.

Хотя с чего бы нам так злиться-стыдиться? Ведь российский биатлон в последнее время редко балует своих поклонников яркими успехами – как минимум с весеннего чемпионата мира. По идее, уже пора бы привыкнуть. В конце концов, мы же не требуем медалей ЧЕ и ЧМ от наших футболистов – заранее знаем, чего от них ожидать.

А дело тут, по-моему, в том, что проигрывать можно по-разному. Любое, даже самое обидное поражение заслуживает, во-первых, внятных объяснений и, во-вторых, соответствующих выводов. Ошибаются, как известно, все – кроме тех, кто ничего не делает. И реакция на ошибку куда важнее ее самой. Было бы желание и – что еще важнее – умение. Происходящее же в российской биатлонной команде законами нормальной логики не объясняется никак. Сплошные разброды, шатания и тычки пальцами в небо. Именно это раздражает больше всего.

ЗАГАДКА СЛИВКО

Возьмем, к примеру, состав женской половины сборной. В конце декабря нам сообщили, что там появится лидер «резервного» Кубка IBU Ульяна Кайшева. Причем вместо бегущей, но толком не стреляющей Светланы Мироновой, а не вместо жутко медленной Виктории Сливко. Все недоуменно развели руками.

Потом выяснилось, что Кайшева все-таки подключится не с Оберхофа, а с Рупольдинга (5-й этап в конце этой недели). Причем тренеры сборной говорили об этом на совершенном голубом глазу – мол, мы так все и задумывали, вы просто не поняли.

О’кей, не поняли так не поняли. Дальше Миронова и Сливко, за которую руководство команды продолжает стоять горой, стартовали в оберхофском спринте и приехали 72-й и 67-й соответственно. У первой – четыре промаха, у второй – минус две минуты «ходом», обе – мимо гонки преследования. После чего Сливко… преспокойно поставили на первый этап эстафеты, где она чисто отстреляла – и все равно привезла партнершам «минуту пятнадцать» отставания.

Между прочим, по сумме трех остальных этапов Россия – даже со штрафным кругом Юрловой – была бы второй. А без круга – сто процентов первой. И напомню, что по официальной версии Сливко держали в «основе» именно под эстафету.

Вот что бесит, понимаете?! Мы видели, как она бежит, мы вполне догадывались, что она проиграет – и она проиграла. А что же те, кто ставил ее в команду – не догадывались? Или догадывались, но ставили все равно? То ли в надежде на чудо, то ли потому, что для них было кое-что поважнее заведомых «минус минуты пятнадцать».

Кстати, в составе на пятый этап – вместе с Кайшевой и еще одной новой биатлонисткой Ириной Услугиной – Сливко все равно есть. А Мироновой – все равно нет. Кто-нибудь что-нибудь понимает? Может, они опять хотят «залудить» ее на первый этап эстафеты – между прочим, последней перед Пхенчханом? Не знаю, как вы, а я и этому не удивлюсь.

ОНИ ПРОСТО НЕ УМЕЮТ

Ладно, переходим дальше – к мужчинам. Туманно-лотерейную эстафету откладываем в сторону, бог с ней. Там хватает и других загадок. Скажем, в спринте Шипулин проигрывает «ногами» минуту и 20 секунд. А уже на следующий день в преследовании – вдвое меньше! На более длинной дистанции! И еще сутки спустя – не проигрывает вообще ничего (две секунды) на последнем этапе эстафеты, пусть там и не было ни Фуркада, ни младшего Бе. Это что за «болтанка» такая? Можете объяснить?

Нет, не могут они. В гонке преследования Матвей Елисеев получает «ходом» полторы минуты, Антон Бабиков – две, Максим Цветков – три. Даже Сливко «отдыхает»! И – тишина. Ни одного внятного слова. Как и по скорости Татьяны Акимовой, которая бежит намного медленнее самой себя в прошлом году, и по краху Ольги Подчуфаровой. Меньше двух лет назад она брала золото КМ в спринте, а сейчас не выступает вообще. Не из-за травм – Подчуфарову всей этой чехардой туда-сюда просто задавили. Теперь сидит на диване и пишет в Инстаграм.

Вполне допускаю, что по каким-то из этих коллизий в отдельности внятные объяснения есть. Но общей картины это все равно не изменит. А она (картина) складывается вполне себе очевидная: они толком не знают, что делать, вот и все. Блуждают в тумане, словно Кюн на воскресном стрельбище. Сначала пугливо пробуют так, потом, обмишурившись, пробуют этак – но «каменный цветок», будь он неладен, не выходит все равно. Конечно, в такой ситуации очень легко сбиться на судорожные «отмазки» и подковерную борьбу за второстепенные мелочи – вроде присутствия-отсутствия в команде бедняги Сливко.

Что ж, если бы меня попросили сделать что-то, чего я делать не умею, результат был бы примерно таким же. И оправдания – примерно такими же. Другое дело, что за подобные поручения лучше не браться вовсе. А если уж взялся, то честно признавать свое «несоответствие». Впрочем, это, похоже, – не про наш биатлон, хотя…

До Пхенчхана еще есть два этапа. В Рупольдинге 10-14 января (индивидуальные гонки, эстафеты, масс-старты) и в Антерсельве с 18-го по 21-е (два спринта, два преследования и опять масс-старты). А вдруг у них все-таки есть какое-то «сокровенное знание», и мы будем приятно удивлены? Вопреки позору Оберхофа.