Лоран Алекно — о том, как адаптировался в России и как появился волейбол в его жизни.

V4x3 l 1508427799969

Связующий «Зенита-Казани» Лоран Алекно в новом сезоне все чаще появляется на площадке, где подменяет основного распасовщика Александра Бутько.

«И МЫ РЕШИЛИ: ПОРА ПЕРЕБИРАТЬСЯ К ПАПЕ»

Семейство Алекно

 

— Когда отец вас привез в Россию?
— Впервые? Когда мне было 11 лет. Мы два года с папой и мамой прожили в Москве, затем я на год уехал в Париж – учился там в колледже. А в Казань к отцу переехал в 13 лет.

— Почему решили переехать в Россию?
— Я же фактически рос без отца. На семейном совете решили: хватит, пора нам перебираться к папе. Сестра к тому времени уже жила самостоятельно. Сейчас она вышла замуж, ожидает первенца. Скоро стану дядей Лораном.

— Как проходила адаптация в России?
— Очень тяжело было вначале. Это я еще про московский период. Зимой холодно, еда другая, менталитет другой, отличный от европейского. Плюс я плохо говорил по-русски, а букв совсем не знал. Вначале русские слова писал латиницей. Надо мной одноклассники смеялись. Сейчас проблем с русским нет.

— Чем европейцы от русских отличаются?
— Европейцы более прижимистые, но более открытые, чем русские.

— Считается, что французы самые жадные из европейцев.
— Да, это так, соглашусь.

— Кстати, почему родители назвали вас Лораном?
— Родился во Франции, возможно, это имя им понравилось. Но есть и еще одна версия. Отец играл в одной команде с французом Лораном, родители с ним дружили. Он, кстати, связующим был, как и я.

«НЕ СОБИРАЛСЯ СТАНОВИТЬСЯ ВОЛЕЙБОЛИСТОМ»

— Вы волейболом во Франции занимались?
— Нет. И совершенно не тянуло, я не собирался становиться волейболистом. Отец меня никогда не принуждал, даже разговоров про волейбол не было. Мы приехали с мамой в Казань для того, чтобы быть рядом с отцом. Волейбол появился случайно. Директор юношеской команды «Зенита» Евгений Леонидович Кузнецов как-то пригласил меня на тренировку. Я сходил раз-два, и чувствую, что меня тянет в зал, так мне понравилось заниматься. Через полгода со мной заключили трудовой договор и взяли в юношескую команду. Возможно, отцовские гены мне передались.

— Отец следил за успехами сына?
— Когда у него появлялся выходной, они с мамой ходили на наши матчи. Папа указывал на ошибки, объяснял, все раскладывал по полочкам.

— Это он вас определил в пасующие?
— Само собой получилось. У меня ведь нет каких-то выдающихся природных данных, как, к примеру, у Макса Михайлова. Как-то, еще на первых тренировках, встал под сетку, бросал мячи ребятам, а они били с моих передач. Так и пошло. Потом стал задумываться над тем, как играет пасущий. И решил, что для меня это больше всего подходит. А тренер меня поддержал.

— Ваш рост 191 см, для современного волейболиста маловат.
— Для пасующего рост — не самое главное. Есть великие связующие, которые ниже меня. Например, Саид Маруф из сборной Ирана, бразилец Архона Уильям – они сейчас лучшие в мире.

— Каково это тренироваться и играть под руководством отца?
— Проще, чем это кажется многим. Он мой тренер пять чесов в день. Но это в зале, а вне зала – он просто отец. А то, что отец в три раза больше требует именно с меня, так это нормально.

— В этом сезоне вы все чаще выходите в основном составе…
— Я еще в прошлом сезоне иногда подменял кого-то, если в этом возникала необходимость, хотя играл за вторую команду.

— Когда вы недавно впервые вышли в старте, главный тренер «Зенита-Казани» Владимир Алекно сказал, что вы хорошо работаете на тренировках и иногда уже можете подменять Александра Бутько.
— Я понимаю, что от меня требуется, а спасать «Зенит», показывать какие-то чудеса, мне еще рано. Бутько – великий игрок, но когда ему требуется пауза на отдых, я готов в любой момент его подменить.

— В «Зените» играют волейболисты мирового класса. Как они относятся к молодому пасующему – подбадривают, мол, не тушуйся, парень?
— Так и есть. У нас очень хорошая атмосфера в команде. Я не помню ни одного конфликта между игроками. И к молодым наши заслуженные игроки относятся по-доброму, помогают, подсказывают. Никакой дедовщины в команде нет.

«ВО ФРАНЦИИ ТОЧНО НЕ БУДУ ЖИТЬ»

Лоран Алекно с мамой

 

— Бывали периоды, когда хотелось бросить волейбол?
— Конечно, были. Когда что-то не получается, когда долго сидишь на скамейке, посещали мысли: все к черту, лучше пойду учиться.

— Вы с родителями живете в Казани?
— Раньше жил. Хотя иногда оставался в общежитии олимпийского резерва. Там мы тренировались, там же учились и жили. Часто после вечерней тренировки не хотелось тащиться домой через весь город, вот я и оставался в общаге. Сейчас живу отдельно от родителей, снимаю квартиру. Считаю, что в моем возрасте надо жить отдельно. Но иногда по выходным к маме на блины заезжаю. Лень самому с утра готовить.

— Как проводите досуг?
— Стараюсь выспаться в выходной день. Порой, выбираюсь с друзьями в ресторан или в кино. Словом, все совершенно банально.

— Во Франции футбол – спорт номер один…
— Я к футболу равнодушен, а уж к российскому футболу равнодушен вдвойне. Не уважаю его и принципиально не смотрю. Но с удовольствием могу посмотреть хороший футбол в компании с друзьями – финал Лиги чемпионов, чемпионат мира или Европы.

— Вы точно не фанат «Рубина». Но в Казани есть сильный хоккейный клуб «Ак Барс»…
— Это другое дело. В России первый раз сходил на хоккей еще с отцом, мне очень понравилось. Иногда выбираюсь на «Ак Барс» и получаю большое удовольствие от игры. Мужики — просто красавцы! Играют красиво, зрелищно. Драки? Как без них? Это же элемент шоу. Так же как и силовые приемы. Но главное — все происходит очень быстро. Поэтому болельщики ни на минуту не расслабляются, в отличие от футбола, где игроки могут полматча катать мяч в центре поля.

— Какими языками владеете, кроме русского и французского?
— Еще английским и немного понимаю испанский.

— Где собираетесь жить после окончания карьеры – в России или Франции?
— Есть известная поговорка: никогда не говори никогда. Но все же рискну заявить, что во Франции точно не буду жить. Я люблю приезжать туда на недельку – погулять, полюбоваться красивыми городами, походить по магазинам, вкусно поесть в ресторанах. Но жить – нет.

— У вас отношение к Франции, как у туриста из России.
— Да, что-то похожее. Но сейчас я не знаю, что со мной будет, и как сложится жизнь. Может, судьба меня забросит в Китай или в Америку, и я там осяду окончательно.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Лоран АЛЕКНО

Родился род 18 сентября 1996 года в Туре (Франция).

Карьера: «Зенит-УОР» (Казань) – 2011-2014, «Академия» (Казань) – 2014-2017. С 2017 года – в «Зенит-Казань».